Яркое преображение

Категория: Традиционно

В соавторстве с Vicky

Света, преподавательница в местном институте, считала себя удачной, образованной и интеллигентной дамой. При всем этом она очень ценила внимание парней, хоть и никогда не отвечала им взаимностью. А предложений разной степени откровенности было огромное количество. Не считая симпатичной наружности, Света обожала одеться не очень робко, выделить свою прекрасную огромную грудь, тонкие ножки. Вот и на данный момент она воспринимала экзамен в светлом клетчатом костюмчике: пиджак с широким вырезом, чтоб можно было открыть ложбинку меж грудями, расклешенная юбочка, открывающая затянутые в темные чулки ножки. Дополняли образ лаковые туфли на высокой тонюсенькой шпильке. Светлану, как благопристойную даму малость волнует, что студенты могут узреть ажурную резинку чулков… Она чуток нервничает от этого, но все равно остается прохладной, неприступной и, главное, серьезной для собственных студентов. А те в тиши корпят над своими листками. Время от времени кто-то подходит, отвечает. Парням тяжело сосредоточится, их взор то и дело соскальзывает в уютную ложбинку. В таких случаях Света презрительно усмехается, отворачиваясь к окну.

В конце концов, последний студент закрывает дверь со словами «До свидания, Светлана Александровна!». Но дверь вновь раскрывается. На пороге юноша. Света натыкается на изучающий взор… Ее студент? Но такового она не помнит. Быстрее кто-то из поклонников. Настроения флиртовать нет, но Света усмехается и расстегивает пуговку на блузе, говоря взором «Обломись»..

Через секунду юноша рядом.

— Хороший денек! Меня зовут Иван. Светлана Александровна, я желаю попросить вас принять экзамен у моего друга. У него сложные происшествия. Может, обсудим это за ужином?

Светлана утомилось отворачивается, зная, что придется отшивать. Пауза затягивается, и вдруг преподавательница слышит:

— А для тебя ведь охото стать блядью!

Света немеет. Она не знает, что ответить, а снутри все переворачивается. Охото закричать, разъяснить: «Посмотри на меня, на принцессу, роскошную, женственную, ухоженную. Откуда во мне блядь?», но отчего-то в мозгу стучит: «Ты хочешь стать блядью!»… Нет же, это забавно!

Света смеется от всего сердца, вкладывая в хохот презрение…

— Ты не сообразила… Не обычный вульгарной блядью, а той, что стопроцентно подчинена собственному владельцу, даже кончает по его приказу… Что покорлива и исполнительна, чего бы владельцу не захотелось.

— Ты, что ли, владелец? – шепчет дама трясущимися губками, заместо того, чтоб сказать это яростно и уничижительно.

Иван закладывает за отворот блузы визитку. Так, что ее край упирается в сосок. Света содрогается от унижения… И сладострастья.

— Чтоб была в 19-00 в ресторане этой гостиницы. Тут адресок и номер отдельного кабинета… Ты сообразила, шлюшка? Вобщем, ты можешь пройти по краю – просто поужинай со мной… Насиловать тебя никто не будет, я желаю, чтоб ты сама возжелала стать моей рабыней.

Иван вышел из аудитории, а Света медлительно отходит… Она ощущает, как вдруг вымокли трусики. Яростно швыряет визитку в ящик. «Что на меня накатило?..» — Света возмущена и расстроена, что не закатила нахалу истерику.

Но весь денек она ощущает визитку — конкретно, ощущает этот пропуск в мир грешных страстей, где она — блядь, которую дерут, грубо и свирепо, когда захочут и сколько захочут.

Света в очередной раз подходит к столу. Кусает губки. Охото, воткнуть в пизденку и попу фаллоимитаторы и ходить так, как будто она вправду шлюха… Трусики промокли насквозь до того, что дама опасается садиться, опасается бросить на юбке пятно… Тогда все усвоют, что она — блядь, что она желает, чтоб ее трахали, не спрашивая о собственных желаниях и предпочтениях. «Но я же не такая?»

Света решает поехать в ресторан: «Посижу, пококетничаю, верю, что мне ничего не грозит. Даже любопытно: нынешний вечер сулит легкое необременительное приключение. Все равно супруг ворачивается поздно, очень поздно – кое-чем мне нужно заняться?»

В трусиках прокладка – стрельнула у одной из студенток, — жутко омочить юбку и сидение. Вобщем, Света ощущает себя практически комфортабельно. На парковке она вынимает прокладку и тихо гласит сама для себя: «Зачем я это делаю? Все равно никому не позволю лезть в трусики…» Мерцает идея — совсем бросить этот лоскуток ткани в машине. Нет, это уже перебор – посиживать с незнакомым мужиком в отдельном купе и без трусиков! Это уже вправду будет пахнуть блядством!

Метрдотель проводит Светлану через весь ресторан. Она отлично осознает, что большая часть парней провожают ее восхищенно-завистливыми взорами. Чего хотелось бы запихнуть таковой? А в попу со всей дурачься? А за волосы – и в чувственный рот? Ха-ха-ха!

В отдельный кабинет заходит уже стопроцентно успокоившаяся и уверенная внутри себя леди. Комфортные диванчики, богато сервированный стол. Панорамное окошко на сцену, где закидывают ноги танцовщицы.

Светлана устраивается рядом с Иваном, официант подает меню и винную карту.

Они ужинают, время от времени потягивая красивое ароматное вино, дискутируют о том, о сем, поглядывают на сцену. Света даже немного разочарована. Она отлично знает, как комфортно для мужского взора лежат груди в вырезе блузы, она лицезреет, как съехала юбочка, приоткрывая ажурную резинку. Иван должен уже весь на слюну изойти!

— Ну, что, ты готова?

— К чему? – лепечет Света, понимая – вот оно, началось. Меж ног сходу становится горячо.

— Ты – моя блядь, ты готова к тому, чтоб делать мои указания?

— Я… я не блядь!

— Как же именовать даму, позволяющую проделывать с собой вот это?

Иван протягивает руку и расслабленно мнет ее грудь!

Света вспыхивает, но не отстраняется. Бляди не смеют отказывать своим обладателям! О, ей охото, чтоб Иван забрался в лифчик! Но Света поспешно гонит эту идея и все таки отводит мужскую руку.

Иван недовольно хмурится:

— Ты хочешь быть наказана?

Света кусает губу и виновно опускает взор. Стоило ей сопротивляться либо нет?

— Сними бюстгальтер!

Ну, лифчик – не трусики. Она нередко его не надевает. И нет ничего ужасного в том, чтоб просто посидеть рядом с Иваном без него. Жалко, что узкая блуза очень тесноватая, можно было бы не раздеваясь, вытащить руки из рукавов и снять бюстгальтер. Но приходится вставать, раздеваться, повернувшись к Ивану спиной. «Он лицезреет мою нагую спину? Наверняка, даже округлость груди из-за спины?» — порхают непрошенные мысли в головке Светы.

Бюстгальтер – в сумочке, а Света опять рядом с Иваном. Но навряд ли ему Сейчас будет позволено касаться груди.

— Расстегни пиджачок!

«Ну, полюбуйся-полюбуйся…»

Блуза совершенно тоненькая и должна просвечивать даже в приглушенном свете купе. Света ощущает себя вправду шлюхой – с полуголыми сиськами, на которые, как на свою вещь, пялится незнакомый мужик.

Иван надавливает кнопку, вызывает официанта. Света испуганно делает движение, чтоб застегнуться, но слышит жесткий глас:

— Не смей! Распахнись побольше, придвинься к столу, выпяти грудь. А то официант может не осознать, что ты – моя шлюха. А я желаю, чтоб это знали все.

Светлана покорливо делает приказ, уговаривая себя, что это часть игры и, может быть, это не так и постыдно стать в таком виде? Так и посиживает с полуголыми грудями, в распахнутой блузе, чуть прикрывающей соски, когда приносят десерт. Мороженное, целое сооружение с зонтами, фонариками и еще черт знает чем, официант ставит всего в паре см от ее набухших сосков. Даме кажется, что один из зонтов даже касается соска. А может быть это кисть официанта? Она опасается глубоко дышать, соски требуют ласки, страшно охото потереться ими о зонт… Но она не может для себя позволить это сделать – сладострастный стон и так рвется из горлышка… Она все таки благопристойная женщина, и так демонстрировать свое возбуждение???

— Расстегни блузу! – командует Иван, когда официант исчезает за портьерой.

Света мнется, теребя пуговичку. Кажется, только эта пуговичка является той гранью, которая отделяет благопристойную даму от грешной распущенной девки, выполняющей все прихоти владельца.

Иван лупит Свету по щеке ладонью. И она признательно глядит на мужчину — он делает это не очень, быстрее для демонстрации власти. Света опасается боли и излишняя твердость могла бы ее отпугнуть.

Света торопливо расстегивает пуговицы и раскрывает блузу, смущенно потупив взор. Она знает, что ее грудь красива, но вся трепещет, желая восхищения Ивана. Иван хвалебно покачивает головой. Он доволен сиськами собственной бляди!

— Шлюха уже влажная? – Иван лениво потягивает вино и лапает Свету.

Она подставляет под мужскую руку то одну грудь, то другую, кусая губки, чтоб не застонать, не показать Ивану, как его рабыня желает, чтоб ее тискали, как ей охото, чтоб вывернули соски, сдавили упругую плоть до синяков.

— Покажи мне, как ты готова.

Света непонимающе глядит на Ивана.

— Поласкай себя, подергай себя за соски.

Ну, уж нет! Мастурбировать на его очах??? «В конце концов, кто я?…. Я – блядь?..»

Света старается представить, что она одна… Что супруг в командировке уже некоторое количество дней, что она — в собственной постели… Так ли уж это тяжело – удовлетворить себя, как делала это не раз? Но мешает внимательный взор Ивана. Света зажмуривается, и ее рука ползет к краю юбочки, забирается в трусики и касается мокроватых лепестков. Нереально сдержать стон. Света опять стонет, когда защемляет сосок меж пальцами, сразу приподнимая грудь. «О, нет!! Ты все это видишь! Ты не должен этого созидать! Как я стону и извиваясь на собственных пальчиках, мечтая, чтоб ты выебал свою шлюху!»

Света зазорно кончает на очах Ивана, пытаясь подавить вопль. Но мужик лицезреет и оргазм, и неловкие пробы его подавить.

Пожар меж бедер не утих. И Света безоговорочно снимает по приказу Ивана трусики, забирается прямо в туфельках на диванчик и подползает к мужчине на коленях.

— Предъяви свое желание.

Дрожащей рукою Света приподнимает край юбки. Ее колени на сиденьи малость расставлены, и когда Иван проводит по ее лепесткам пальцами, делать это ему комфортно. Очень комфортно, Света об этом позаботилась.

Света не может позволить чуть знакомому мужчине войти в нее даже пальцами, но он разве спрашивает, вводя в нее сходу два пальца. Иван трахает изнывающую пизденку пальцами, а Света стонет, опять чуть не кончая. Иван дает ей облизать свои пальцы, и она торопливо слизывает с их свои соки. Руки владельца должны быть незапятнанными, ну и она не может позволить для себя, чтоб свидетельство ее падения оставалось на мужских пальцах.

— Лезь под стол. Желаю, чтоб ты отсосала как надо!

Света осознает, что место бляди только там, с хуем во рту… В униженной коленопреклоненной позе… Но есть и положительный момент – она сумеет себя поласкать, пока мужик не лицезреет… «Ты не узнаешь, как я желаю…. как мне нравится отсасывать для тебя… отсасывать как надо… со всем прилежанием…»

Света забирается под стол, подползает к расставленным ногам мужчины. Он даже не расстегнул штаны. «Ну, да, я не достойна даже этого». Света торопливо расстегивает ширинку, достает член и заглатывает до самих яичек, морщась от глубочайшего проникания. Но ведь бляди так и должны отсасывать!

Иван стонет, разумеется, он ею доволен! Дрожа от вожделения и чуть не кончая, Светлана дрочит член, облизывает, обымает языком багряную головку. Как жалко, что Иван этого не лицезреет! О, как Свете охото, чтоб он посмотрел, что она делает с членом собственного государя!

А Иван вызывает официанта… Светлана зажмуривается, не смея закончить сосать хуй. «О-о, ну, официант, естественно, решит, что я вышла в туалет! Все в порядке… все будет в порядке».

Иван делает новый заказ, официант, по всей видимости, записывает. Света старается обслуживать мужчину потише, не причмокивать, не издавать звуков. Она даже ублажать себя закончила! Но Иван приподнимает край скатерти, хватает ее за волосы и глубоко насаживает на собственный член со словами:

— Работай, сучка, для тебя кто разрешил останавливаться?

«О, нет, только не это, — задумывается Светлана, восстанавливая ритм движения собственных губок по стволу. – Сейчас официант знает, что я, как блядь, работаю под столом». Дама жмурится от унижения и восхищения ходящей в ее ротике головки. Света течет так, что ощущает, как ее соки заливают ладонь, ожесточенно теребящую чувствительные лепестки. Она преобразуется в самку, грезящую только о том, чтоб ласкать собственного самца, она дуреет от невыносимого желания, когда Иван вытаскивает ее из-под стола… Он просто насаживает преданное тело на член попой к для себя, и Света скачет на нем, двигая бедрами и крича в одичавшем удовольствии от накрывающих ее беспрерывных оргазмов.

Раздается звонок. Иван вытаскивает телефон, приказав Свете вести себя малость потише. Света медлительно скользит по стволу. О, если б он знал, какая это пытка – двигаться на его хуе медлительно и плавненько, когда охото агрессивно насадиться по самые яичка.

Иван говорит, сразу наслаждаясь собственной сучкой, выкручивая сосок, отчего та признательно постанывает.

— Нет, я сейчас никак не могу. Деру одну блядь… («Это он про меня? О, да, естественно, про меня!»)…. Мы в ресторане (Света захлебывается от счастья: «Можешь ебать свою блядь где угодно и когда угодно»)…. Она? Совсем шикарная сучка! Нет, что ты, очень чистенькая. Фактически, только полчаса, как блядь…. (Света признательно покачивает бедрами, чуть не мурлыкая). Хорошо, давай, в последующий раз, сейчас у меня на нее огромные планы!..

В головке Светы малость прояснилось. Ей нужно сбежать! На данный момент уже и официант, и собеседник Ивана знают! Что знают? Что она трахается с сторонним мужиком, как последняя шлюха? Все решено! Света упирается в мужские колени, чтоб слезть с члена.

Но он прижимаешься грудью к ее спине, хватает ее за соски и начинает задавать ими темп. Меж бедер Светы опять взрывается малая бомбочка, и она, захлебываясь от экстаза, продолжает опускаться на жесткий хуй. Мужик управляет ее движениями искусно и придерживаясь только собственных предпочтений. Он то дергает соски ввысь, и Света практически соскакивает с члена, то тянет соски вниз, и она с размаху воспринимает раскаленный ствол в самую глубину.

— Я желаю кончить!

— Да, государь!

— Но поначалу ты. Позже ты подмоешься в моем номере, приведешь себя в порядок. Ты должна повстречать меня, стоя на коленях и с открытым ртом…

И Света кончает, чувствуя, как и Иван взрываешься в ней, а позже стаскивает ее, мычащую и кончающую, и принуждает высасывать себя досуха…

Член еще жесткий, и Света, преданно глядя снизу ввысь на собственного владельца, облизывает его, трется ласковой щечкой, лаского касается головки язычком, глотает остатки спермы.

Ее сердце счастливо бьется – она отлично помнит слова владельца, что у него еще есть планы относительно нее на сей день. Означает, ей сейчас еще будет позволено ласкать его по-всякому, как он только захотит и сколько захотит. Ну, а экзамен? Да она поставит еще тыщу экзаменов, только бы ее трахали так же – как последнюю блядь.

Проститутка Sylvia
+7 (967) 266-53-86
Возраст 20
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь 
Проститутка Софи
+7 (929) 593-47-82
Возраст 20
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь 
Проститутка Наташа
+7 (929) 931-70-97
Возраст 38
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь