Мечты, фантазии и опыт — часть I

Категория: Гомосексуалы

Чем неплох метрополитен

У подземки есть недочеты и достоинства. Чего больше — дело чисто личное. Но фактом остаётся то, что метрополитен — это метод «выйти в свет» в современном крупном городе. Для многих иногда единственный. Вагон электрички — это типичный подий, а пассажиры — модели, демонстрирующие свои плюсы и состоятельность и скрывающие недочеты. Одежка самая различная: от ультрасовременного «хай-тека» до ретро-стиля а-ля «Олимпиада-80».

В целом пассажиров можно поделить на несколько категорий: читающих, спящих, интенсивно думающих о чём-то своём и, в конце концов, ищущих. Последние лихорадочно ищут в попутчиках того, на кого можно положить глаз: оценить цена гардероба, физические плюсы, поиздеваться над недочетами (нужно же хоть время от времени побаловать своё самолюбие). Можно даже раздеть и заняться сексом. Вероятна и ответная реакция со стороны изучаемого объекта. Тогда начинается лёгкий флирт, который полностью может перейти в знакомство. Но в большинстве случаев объект так и остаётся предметом фантазий на пути следования, и, в наилучшем случае, он появится несколько раз во время процесса самоудовлетворения.

***

«Осторожно, двери запираются, — произнёс механический глас — :последующая станция «Полежаевская». Ах так раз час-пик и является наибольшим недочетом метро. В особенности, если это Таганско-Краснопресненская линия с всеми сбоями движения и большими перерывами.

Дима ехал с «Текстильщиков» где и занял свободное сидячие место. После штурма поезда на станции «Баррикадная» вагон был забит до отказа. Перед Димой оказался мужик, который напрасно пробовал стоять. Он быстрее весел, выгнувшись дугой вперёд. Его приземистое тело очевидно не было готово к схожему акробатическому этюду, и, казалось, он вот-вот упадет. Но перемещения сзади закончились, и мужик, в конце концов, выпрямился. С виду ему было лет 30-35. Плотного телосложения — по систематизации Димы «шкафообразный тип». В этой систематизации шкафообразность была 2-ух разновидностей: «обычная» и «средней беременности». Мужчина был «обычным шкафообразным типом» — или поэтому, что был маленький срок, или он просто не обожал пиво, что маловероятно, или он старался держать себя в форме, что ещё наименее возможно.

Близость изучаемого объекта, богатство растительности на теле и лёгкая одежка — всё это являлось неплохой почвой для взращивания эротических фантазий. На мужчине была светлая рубаха с маленькими рукавами и штаны на тон темнее. Изучить лицо пока не удавалось — пришлось бы повсевременно запрокидывать голову, что не очень комфортно и удивительно. Пришлось начинать с того, что обычно раскрывается в последний момент.

Способность построения анатомической модели со всеми её особенностями у Димы вырабатывалась годами. Он, как ему казалось, мог просто найти степень оволосения тела, размер и тонкости строения детородного органа пассажира, на которого он положил глаз. Последнее доставляло ему большущее наслаждение. Длина, толщина, мясистость члена, величина залупы, наличие либо отсутствие последней плоти, величина мошонки — вот те немногие характеристики, которыми управлялся Дима.

Учить то, что скрывали штаны мужчины было очень комфортно. Практически всё находилось, что именуется, на уровне горизонта, а просто перед очами. Лёгкие свободные летние штаны, под которыми, как казалось Диме, были простые семейные трусы. Не боксеры, а такие же свободные как и штаны трусы. В один миг Дима поразмыслил, что на мужчине вообщем нет трусов, — очень уж в свободном состоянии находились член и яичка, — но, эта догадка стремительно отмелась: во-1-х, штаны, тем паче светлые, всё-таки подразумевают наличие некоторого промежного звена, во-2-х, трусы для современного мужчины — это всё равно что броня для танка.

Его член комфортно расположился повдоль правой штанины. И хотя он и был виновно опущен вниз, для размеренного состояния его размер был не небольшим. 10-12 см — это много даже для распаренного жарой и духотой хуя. «Толстый, — поразмыслил Дима, — толстый и залупистый». Вправду, под штанами прятался немаленький член: длиннющий, мясистый, а узкая ткань брюк и трусов аккуратненько вычерчивала не только лишь сам орган, да и его наконечник — видно он был похож на гриб, с чёткой границей меж стволом и головкой. Яичка были тоже громоздкими — шов брюк немного разделял мошонку пополам- два огромных шара грузно покоились с обеих сторон. Мощнейший орган!

Час ночи. Автобус от «Планёрной» до Химок уже не прогуливается. Что делать? Средств на тачку нет. Ночевать на улице? «Нужно давить на жалось, может кто по пути и подбросит» — размышлял Дима. Он дошёл до улицы Свободы — там всё-таки больше машин и стал голосовать. Тормознула машина. Дима открыл переднюю дверь и жалобным голосом произнёс заблаговременно приготовленный текст:

— Мне в Старенькые Химки, но, осознаете: у меня: нет средств: — Шофер газанул без слов. Позже был хачик, который тоже газанул, но всё-таки выжал из себя: «Охуел, да?»

— Ты, мальчуган, гонишь!

— Я бы с наслаждением, юноша, но мне в другую сторону, — произнес тронутый старик.

— Пешком двигайся, раз средств нет, — промямлил привыкший к схожему таксист.

— Садись! — прозвучал глас из очередной машины-«девятки».

— Что? — не очень веря переспросил Дима.

— Садись, говорю, по пути.

За рулём посиживал большой, но не толстый, а конкретно большой, мужчина. Ему было лет 30. Зрелый. Дима не мог откровенно его разглядеть, ну и темновато было. Но какая-то уголовность угадывалась в его лице: небритое лицо, грузный подбородок, массивные скулы, нос с маленький, как у боксёров, горбинкой.

Ехали молчком. Выехали на кольцевую дорогу. Диме было малость страшновато, но не панически — просто одолевали сомнения: стоило ли вообщем садиться в эту машину. Мужчина тем временем, снизил скорость и сходу за наземным переходом внезапно съехал на нелюдимую грунтовку, скрывшись от МКАД за шумозащитными экранами. Тормознул. Справа лес, слева глухой пластмассовый забор-экран, впереди мгла. В салоне зажёгся мерклый свет и Дима увидел, что мужчина с уголовным лицом посиживал вполоборота к нему, подмяв под себя ногу. Не церемонясь он положил сильную ладонь на димино колено и очень сжал его. Потом, также ненавязчиво — будто бы так и должно быть — произнёс:

— Средств нет, мальчуган, зато рот и жопа есть! Означает будешь сосать! Означает я тебя выебу!

Дима был в недоумении. Он, естественно, желал этого, но так, чтоб его просто опустили, как питуха на параше — это очень. За какие-то толики секунды мысли не только лишь мгновенно заполнили голову, да и успели разделиться на «За» и «Против». Причём разделились в аккурат поровну — 50 на 50. Решение было внезапным и дал подсказку его димин член, который стал быстро набухать и с трудом помещался в плавках под джинсами. Хуй, как стрелка на весах, указал на чашу «За». Дима внезапно себе и, наверняка, для самого мужчины, произнёс:

— Я не умею:

— Сумеешь, — произнес мужчина с уголовным лицом, очевидно малость ошарашенный таким откровением, — идём на зад.

Они молчком пересели на заднее сидение машины. Мужчина обширно расставил ноги и приказным тоном произнёс:

— Ну, чё, паццан, доставай соси….

Дима положил свою руку меж ног мужчины и через штаны ощутил хуй быстро наливающийся кровью, пульсирующий при всем этом.

— Хватит мацать, — раздражённо произнес мужчина и стал конвульсивно расстегивать ремень. Диму переполнило дикое желание как можно резвее приложиться к массивному хую. Он стал помогать мужчине расстегивать ширинку. Мужчина расстегнул ремень, Дима расстегнул пуговицу и «молнию» на штанах. Уголовник в два счёта стянул штаны до колен, оставшись посиживать в одних трусах. В белоснежных свободных сатиновых трусах. Его большой хуй так и норовил выскочить через правую штанину трусов. Дима наклонился ближе к паху мужчины и вдохнул резкий, но приятный запах не совершенно свежайшего нижнего белья. Хуй пульсировал. На ткани трусов уже появилось влажное пятно. Дима лизнул его. Солёное. Он обхватил головку члена губками через трусы и стал потихоньку надрачивать его. Правой рукою он медлительно гладил бедро мужчины, повдоль которого расположился хуй. В конце концов, его ладонь плавненько скользнула в штанину. Пальцы уткнулись в мошонку. Дима стал ублажать и перебирать яичка как будто китайские шары. Они показались ему большими. Наигравшись с яичками, Дима добрался до члена. Указательный и большой пальцы кольцом сомкнулись у основания ствола. Тот был толстым и мясистым — см пять-пять с половиной. Потом, он ухватил хуй и резким движением вынул его через правую штанину. Потом вынул яичка. Член чпокнул по животику мужика-уголовника, оставил маленькое влажное пятно. Когда он пульсировал, головка немного отрывалась от животика и тянула за собой узкую ниточку вязкой пахнущей смазки. Дима порвал её языком, немного коснувшись дырочки в залупе, из который исходил сей божественный нектар. Мужчина очень вздохнул, его хуй натужился как струна (правда, какой должен быть инструмент, чтоб была такая толстая струна!).

— Бляяя! Да, соси! Соси его сука!

Дима не торопился. Он лаского спустился языком с верхушки головки по уздечке к основанию шляпки этого большого гриба. Дима не мог осознать — была ли у мужчины последняя плоть либо нет: или залупа была таковой большой, что просто-напросто шкурка не могла натянуться на неё, или она просто как молвят стёрлась от бессчетных трахов, или её не было совсем — означает мужчина был обрезанным.

Дима лаского взял в рот залупу, обхватил её губками и нежно провёл вокруг неё языком пару раз. Но, решив, что всему своё время, начал медлительно спускаться языком повдоль ствола к яичкам пока не уткнулся носом в волосатую мошонку с классным запахом пота, мочи и сегмы. Поначалу он голубил её языком, потом захватил в рот большущее яичко и стал ублажать и щекотать. Потом он сделал тоже с другим «китайским шаром».

— Да! Заебись! Так, так, молодец, — хрипел мужчина.

Вволю наигравшись «китайскими шарами», Дима медлительно стал подниматься ввысь к головке. Опять, проследовав по уздечке, коснулся кончиком языка меленькой солоноватой вязкой капельки смазки. Потом обхватил губками головку. В один момент мужик-уголовник нажал ему на затылок, стараясь как можно поглубже засадить член. Он схватил Диму за уши и резкими, грубыми движениями вгонял в глотку собственный хуй, как в какую-то искусственную пизду. Уголовник стал помогать для себя бёдрами. Машина амортизировала и прыгала как мячик. Мужчина с бешенной скорость увеличивал темп. Дима не веровал, что это большая елда стопроцентно погружается в него, что носом он тычется в лобок, а большая залупа разрывает его глотку, доставая практически до самых гланд.

— Сука, бля, соска, пизда, — сам себя заводил мужчина. Диму это тоже возбуждало. Вдруг, после 2-ух минут такового бешенного темпа, мужчина резким движением насадил Диму на собственный кол по самые яичка, застыл. Его хуй стал ещё больше возрастать в размерах и напоминал наконечник стрелы тем, что безболезненно его уже не вынуть. Прошли толики секунды и из этого наконечника стал фонтанировать не яд, а потрясающий протеиновый напиток. Поток за потоком, раз 5 влились Диме в глотку. Он еле успевал сглатывать. Ему казалось он на данный момент захлебнётся.

Мужчина ослабил давление. Головка уже не давила, ибо оказалась не так далековато. Исключительно в этот момент Дима ощутил вкус спермы. Он обсасывал увядающий хуй как конфетку, наслаждаясь её вкусом.

«Последующая станция «Планёрная», конечная, — в вагоне фактически никого не было. Напротив Димы посиживал мужчина уголовного вида: небритый, с мощным подбородком и сильными скулами. Тот мужчина который ещё не так давно свисал над ним и лицо которого он так и не разглядел. На правой руке красовалось обручальное кольцо. «Подфартило его супруге,» — поразмыслил Дима:

Проститутка Маллена
+7 (926) 799-91-13
Возраст 20
Грудь:
10000 руб./час 
40000 руб./ночь 
Проститутка Элла
+7 (926) 799-91-13
Возраст 27
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь 
Проститутка Лиза
+7 (929) 593-47-10
Возраст 23
Грудь:
4000 руб./час 
18000 руб./ночь