Любовный треугольник. Часть 1

Категория: Традиционно

С Аней я познакомился случаем.

Случай внес меня в библиотеку. В этом заведении я оказался в первый раз в жизни, т.к. в школе таковой потребности не было, а в институте для поиска подходящей инфы я воспользовался только вебом. После Университета я устроился работать в крупную компанию, занимающуюся внедрением автоматических систем управленческого учета. Это было большой фортуной: вчерашний студент, да к тому же без опыта и связей, фактически с улицы… Когда я высылал отклик на вакансию, я даже в глубине души не возлагал надежды получить отклик. Но получил. Компания выиграла большой договор с одной из естественных монополий, что потребовало прирастить штат разработчиков в 2 раза. Наш город, хоть и миллионник, был не в состоянии удовлетворить такую потребность в обученных спецах. Ну и те, кто приходил, просили нехилых средств за свои возможности. Потому пришлось брать вчерашних студентов. Принцип отбора был обычный: отличные базисные познания и главное – пылающие глаза. Обоим этим требованиям я соответствовал: у меня был красноватый диплом и большущее желание работать. Так я и попал в «Скрипт». Платить мне можно было не достаточно, а добиваться с меня много. 3 месяца я был в статусе ученика: меня и еще 1-го парня прикрепили к опытнейшему программеру, который за этот срок был должен сделать с нами то, что не смогли сделать преподы Университета за 5 лет. Мой коллега-салага откровенно тупил, и через месяц его убрали. Я же рвал жопу, и в конечном итоге прошел испытательный срок и стал хоть и младшим, но самостоятельным разработчиком. Но 1-ое поручение, которое отдал мне начальник отдела, никак не было связано с программированием. У шефа был сын-балбес, который обучался на 3-м курсе института. Для подчистки хвостов (а вероятнее всего для диссертации препода) он взялся приготовить курсовую о способах ведения складского учета в эру развитого социализма. Вот эту штуку и был должен написать я. В инете я не отыскал ничего дельного, не считая ссылки на учебник 68-го года, где как раз про это и было. Скачать его было негде (кому придет в голову исследовать и оцифровывать такую хрень?:)), и единственная надежда была на библиотеку…

Библиотекарша реально офигела, когда я подал ей листок с заглавием учебника. Порывшись у себя в компютере, она ответила, что в их фонде таковой книжки нет. Но я, проштудировав намедни форумы, был готов к этому, т.к. знал, что в электрическом каталоге содержится далековато не полная информация. Даме совершенно не хотелось рыться в картонном каталоге, но я поведал ей такую жалостную историю о собственном будущем, если я не найду эту книжку, что она сдалась. Я ожидал ее у стойки минут 20. В конце концов она явилась с карточкой в руках и заявила удивленно, что сама не ждала отыскать нечто схожее в архивах библиотеки. Предстоящее было делом техники, и через 10 минут желанная книжка была у меня в руках. Было похоже, что с 68-го года я стал ее первым читателем: возраст учебника выдавали только пожелтевшие на срезе странички. Мне выдали книжку и предложили пройти с ней в читальный зал.

— Боитесь, что не верну?, — с усмешкой спросил я

— Нет, Вы не похожи на извращенца, который схожее дома держит, — отшутилась женщина, — просто порядок таковой.

— Ок…

Читальный зал был маленьким, и, к моему удивлению, свободных столов в нем не было. Я осмотрелся, ища место. Всюду посиживали странноватые типы из категории конченных ботанов. Кто-то просто читал, а кто-то делал выписки. И здесь я увидел в самом углу привлекательную даму, которая в одиночестве посиживала, погруженная в чтение. Она была похожа на прелестного невинного ангела: прекрасное детское белоснежное лицо с пухлыми губами, обрамленное темными вьющимися волосами, роскошная фигура (по последней мере верхняя половина, т.к. нижняя была укрыта под столом) и при всем этом грудь третьего размера. Таковой мне в первый раз стала Катя и сразу запала мне в сердечко. Я подсел к ней и… вечерком я уже провожал ее домой.

Конфетно-букетный период продолжался полгода. Хотя уже через месяц я знал, что люблю эту даму всем сердечком. Тогда же, приблизительно, случился и 1-ый поцелуй. Позже их стало много, были признания в любви и горячие объятия, но… Далее дело не двигалось. Катя была категорически против секса до брака. Более того, я даже никогда не касался ее тела по другому, чем через одежку. И то, мне разрешалось тискать грудь либо попку, но любая моя попытка просунуть руку меж ног, встречала постоянный жесткий отпор. Но я обожал, и готов был вытерпеть хоть вечность. А напряжение… Онанизм же никто не отменял!

Через полгода знакомства я отважился. Пригласил Аню в ресторан и, как полагается, сделал ей предложение. С кольцом в коробке. Поесть тогда нам не удалось: после моей страстной речи Аня вспыхнула и сбежала из ресторана. Я пробовал ее догнать, но был остановлен официантом. Минутки, которую я издержал на расчет с ним, хватило, чтоб утратить даму.

В расстроенных эмоциях я поехал домой (мои предки жили в области, и я снимал однушку, на которую уходила половина заработной платы), но на полпути был остановлен гулком Ани. Она, сославшись на волнение и неожиданность моего предложения, извинилась за собственный побег и предложила приехать к ней домой. Я полетел к возлюбленной на крыльях любви, пулей влетел по лестнице на 7-й этаж и надавил на кнопку звонка. Дверь открылась сходу, и Анюта, вся в слезах, но полностью счастливая, ринулась мне на шейку:

— Костенька, возлюбленный! Прости меня! Я… Я люблю тебя больше жизни, и я… я согласна!!!

Я растерял разум. Схватив даму в объятия, я занес ее в квартиру, ногой закрыл за собой дверь и начал страстно обымать ее, покрывая лицо, шейку и руки скупыми поцелуями. Мною правила страсть! Я не отдавая отчета в собственных действиях начал расстегивать ее блузу, а другой рукою полез под юбку сзади, но… Аня оттолкнула меня. Она не смотрелась рассерженной, но ее взор как будто облил меня ледяной водой.

— Костя, прости… Потерпи чуть-чуть… Мы поженимся и я разрешу для тебя все-все-все! Думаешь я этого не желаю? Но… на данный момент нельзя! Прости…

— Но… почему?

— Пойдем, сядем… Я расскажу для тебя.

Мы прошли в зал, сели на диванчик. Катя какое-то время собиралась с идеями, а позже, очень нервничая, начала:

— Ты знаешь, что мы с сестрой практически сироты. Папа бросил нас 5 годов назад и перебрался жить в Великобританию с юный супругой. У него там бизнес. Мать очень переживала после чего, захворала…, — на очах девицы навернулись слезы, — докторы находили у нее то одно, то другое… 2 года вспять она совсем слегла. Мне тогда было 17. Полгода я каждый денек прогуливалась в поликлинику, как на работу. Позже меня меняла Таня. Папе было пофиг, хотя он и присылал средств каждый месяц. Практически все уходило на Танину учебу и на лекарства. А потом… мать погибла. Он даже не приехал на похороны, только опять выслал средства. А перед гибелью… Мать пришла в себя… Я была рядом. Мы длительно гласили, она вроде бы прощалась… В общем, я пообещала, что отдам свою невинность только супругу. И… я не могу нарушить слово…

— Прости меня, я не знал…

— Ничего, я понимаю тебя… И… переезжай ко мне. Хватит уже квартиру снимать…

— А сестра? Она не против будет?

— У нее своя квартира. Отец купил ей сходу, как ей ударило 18. Она живет на нашей площадке, за стеной. А это – мамина квартира. Папа, когда приезжал, настоял, что необходимо сделать ремонт и средств отдал… А когда мы с Танькой устроились, он оплатил нам обеим учебу до самого выпуска, положил средств на депозит, чтоб каждомесячных процентов хватало на жизнь и… произнес, что больше нам ничего не должен, и чтоб больше мы его не волновали… никогда…

— Это не самый нехороший вариант.

— Я знаю. Тут он оказался приличным.

— Другими словами родительского благословения мне просить не у кого?

— Попросишь у Тани. Я на данный момент…

Она встала и очень постучала в стенку за диванчиком. В ответ раздалось 3 глухих удара с другой стороны, а через минутку в дверь позвонили.

— Это Таня, — произнесла Нюта и пошла открывать.

Сестры были так различными, что я реально опешил. Таня была высочайшей стройной брюнеткой с суровыми очами. Черты ее лица были тонкими и волевыми. Видимо пережитые проблемы сделали ее таковой. Женщина протянула руку для приветствия.

— Издавна желала с тобой познакомиться. Татьяна. Анина сестра, — произнесла она официальным тоном.

Я немного натужился от ее официоза и решил малость разрядить обстановку.

— А третьей сестры у вас нет? Ее не Ня случаем зовут?

— Древняя шуточка, — нахмурилась Таня.

Я смутился еще посильнее, но Аня пришла на выручку, сменив тему.

— Тань… Это Костя, мы…

— …Мы решили пожениться, и я прошу твоего благословения, — окончил я, стоя с праздничным видом среди комнаты.

— Ух ты!, — восхищенно воскрикнула Таня и плюхнулась на диванчик рядом с сестрой.

Она была в очень маленьком платьице, которое практически стопроцентно открывало ее длинноватые прекрасные ноги. Мой взор невольно уперся ей под задравшийся от падения на диванчик подол. Я не только лишь стопроцентно увидел ее ноги, да и белоснежные трусики под юбкой. Таня очевидно перехватила мой взор, но нисколечко не смутилась и не сделала пробы прикрыться. Более того, она мило улыбнулась мне, а позже переключилась на поздравления меня и собственной сестры. Я не знал, куда девать глаза, вид белоснежного треугольника меж ног опять и опять притягивал меня, как магнит.

Ее словесный поток иссяк минут через 5.

— Ребята… Все! Слов больше нет! Дико рада за вас и… снова поздравляю! Дай поцелую тебя, сестренка!

Она оборотилась только туловищем к Ане, потянулась к ней, обняла и… длительно поцеловала ее в губки. Чтоб сделать это, ей все таки пришлось оторвать заднюю точку от дивана. Подол задрался еще более, предоставив мне возможность узреть к тому же открывшуюся наполовину попу девицы. Позже старшая сестра встала и подошла ко мне.

— И тебя зятек дай поцелую…

Я ждал поцелуя в щеку, но заместо этого Таня встала на цыпочки, опутала мою шейку руками и впилась в мои губки. Я застыл, как столб. Женщина не использовала язык, да и без этого мой член одномоментно встал. Ужаснее было то, что Таня была тесновато прижата ко мне, и не могла не ощутить этого своим мягеньким животиком. Поцелуй, длившийся, казалось, вечно, завершился.

— Ты не ревнуешь, сестренка?, — забавно спросила она, оправляя задравшееся платьице

— Типа я тебя не знаю!

— Тогда Косте расскажи, а то он поразмыслит обо мне бог известие что… Вон, как натужился! Хорошо, не буду вам мешать. Пойду к для себя.

— Останься…

— Еще чего! Свечку подержать?

Аня вспыхнула:

— У нас этого нет!

— Ну и дурачины!, — засмеялась женщина и выскочила из комнаты.

Через пару секунд хлопнула входная дверь и наступила тишь.

— Ну как? Не шокировала тебя моя сестренка?

— Есть малость…

— Она всегда такая. Я уж привыкла. Любит стимулировать. Она сейчас хоть трусики надела!

— В смысле?!

— Она дома обычно нагой прогуливается. И шторы никогда не закрывает на удовлетворенность соседям. А когда ко мне идет, просто халат набросит либо платьице какое…

— Мда, — я не нашелся, что ответить.

— Не парься. Просто прими это, как неминуемое…

— А поцелуй? Я готов был через землю провалиться!

— Это?, — Нюта рассмеялась, — Это означает, что ты ей вправду приглянулся. Считай это благословением.

Проститутка Катя
+7 (929) 593-32-85
Возраст 25
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь 
Проститутка Милла
+7 (926) 120-00-26
Возраст 27
Грудь:
3500 руб./час 
15000 руб./ночь