Как меня опередили

Категория: По принуждению

Меня зовут Томас Б. Мне уже за 50. Отросток мой — маленький, у меня — плешина, и кожа там белоснежная, как китайский фарфор. В общем, мне не светит заполучить даму по хорошей воле. Потому я решил стать насильником. Я грезил трахнуть молодую сучку, сильными ударами раздвигая неширокую манду, и чтоб она сопротивлялась и просила, чтоб ее закончили насиловать.

Но я разборчив. Мне нужна была очень симпатичная самочка. Мой выбор тормознул на сексуальной старшекласснице по имени Мэнди. Ростом практически 5 футов 8 дюймов. Шелковистые светло-каштановые волосы спадали на плечи. Полные острые грудки. Тело Мэнди катастрофически заводило меня.

Я тщательно исследовал все ее маршруты, чтоб, когда она совершит хоть мельчайшую ошибку — раздеть и изнасиловать эту шлюшку так грубо, как смогу.

По средам она прогуливалась в бассейн. В этот вечер она плавала почему-либо малость подольше. Я любовался тем, как ее загорелое тело выпирало из тесноватого бикини. Ее прекрасная грудь просвечивала большенными жесткими темными сосочками через влажную ткань. Я следил за ней, притаившись за углом. Она переоделась, вышла из женской раздевалки и пошла по коридору. Как я считал, Мэнди и я остались одни в здании.

И здесь — в 1-ый же раз — меня обогнали! Я стал очевидцем того, как юное, белоснежное, притягивающее тело Мэнди досталось двум чернокожим уборщикам.

Оба негра были жирными верзилами. Один схватил ее за плечи, а другой — за ноги. Я последовал за ними, когда они затащили Мэнди в черный конец мужской раздевалки. Очень возбудившись, я следил, как они разложили упирающуюся школьницу на столе. Один прижимал ее руки, пока другой раздевался. Она орала о пощаде, умоляя негров закончить.

Раздевшись донага, толстый негр влепил ей пощечину. Потом он запустил свои огромные темные руки под ее рубаху и несколько секунд лапал ее юные сиськи. Она просила его тормознуть и звучно рыдала. Чернокожий выпустил ее грудь, но только потом, чтоб резко порвать узкую хлопковую блузу впереди в различные стороны. Ее выпрыгнувшие огромные груди смотрели на него своими большими темными сосками, ясно видными даже в полумраке под узким шелком белоснежного бюстгальтера.

Темный отдал ей еще одну оплеуху. Сейчас удар был сильнее. Она лежала, безвольная и немощная, на столе, пока скупые темные руки срывали узенький бюстгальтер с белоснежной груди. Он впился ртом в один из ее сосков, сразу сжимая грудь. Он переходил от одной груди к другой, позже переместил руки, расстегнул ее джинсы и стянул их на тонкие загорелые ножки. На ней были насажены белоснежные трусики-стринги. Негр засмеялся, наклонился и сорвал стринги с ее тела, обнажив аккуратненько подбритые лобковые волосы.

Он достал из шкафчика флакон, видимо, с каким-то лосьоном, намазал ее промежность и потом сделал то же со своим петухом. Встав меж длинноватых ножек, он упер собственного петушка в ее отверстие. Она воскрикнула: «Нет!», тогда и он запихнул в ее кричащий рот стринги.

Сейчас ее плач был еле слышен, и она понимала это. Медлительно он вставлял собственного петушка все далее и далее, пока не просочился полностью в молоденькую манду Мэнди. Он произнес ей что-то насчет того, какая она тесноватая, и стал сосать ей грудь. Другой темный с силой прижимал ее руки, пока мужик сверху начал грубо двигаться туда-сюда в ее узенькой письке.

Я облизнул пересохшие губки. Тело Мэнди дергалось взад-вперед, когда оголенная темная плоть стучала по ее белоснежной коже. Ее голова моталась из стороны в сторону, протестуя против того, что этот жирный темный ублюдок делает с ней.

Его большая жопа терлась о ее загорелые ноги. Он начал стонать, замедляя свои глубочайшие толчки. Он шепнул ей что-то на ухо, я не расслышал, но додумался, и она заорала (наилучшее, что она была в состоянии сделать). Было слышно, как она просила его: «нет», когда он смотрел прямо ей в лицо. Его темный петушок заходил в ее плотную щель еще поглубже.

В один момент он заорал, навалившись своим жирным черным телом меж раздвинутых ножек. Он кончал в нее. Я был так возбужден, что страшился сам кончить в штаны. Оголенная девичья плоть дергалась, когда он изрыгал, подобно лаве, свою малафью в ее тело. Он лежал сверху на Мэнди, двигаясь взад и вперед. Получив свое, он слез со стола, отпустив ее.

Мэнди выгибала спину, упираясь в столешницу. Тогда 2-ой перевернул ее и с силой бросил, стукнув об стол. Это вышибло дух из нее. Стало ясно, что она не будет больше сопротивляться. Другой насильник навалился ей на спину. Вцепившись в массу ее волос, он вонзил собственного петушка сзади. Белоснежная жопа дергалась, когда жирный темный петушок трахал ее. Ее тело скользило по столу туда и назад. Он окончил так же стремительно, как и начал. Он пробыл только несколько минут снутри, до того как исторгнулся в нее.

Я услаждался зрелищем последнего унижения юный хорошей белоснежной девицы. Мэнди заорала так звучно, что тряпка из ее рта выпала. Темный юноша начал трястись, накачивая ее молодую тесноватую письку. Она лежала без сил, когда он закончил вставлять в нее. Насытившись женщиной, двое стали дискуссировать изготовленное.

Тогда и я вышел из убежища и подошел к ним ближе. Они потрясенно поглядели на меня, а я выхватил свою пушку (всегда ношу с собой в сегодняшние времена), прицелившись. Я произнес: «Скройтесь». Двое опешили, обменялись ухмылками со мной, оделись и сбежали.

Я стремительно стянул штаны до щиколоток и, перевернув Мэнди на спину, протиснулся меж стройными ножками. Она открыла глаза и произнесла: «Нет, пожалуйста». Мэнди была разбита, но еще пробовала сопротивляться, когда я засадил моего петушка. После нескольких стремительных толчков я был уже глубоко в ней. Так глубоко, что моя мошна касалась ее растянутой подбритой щелки. Я начал качаться туда-сюда.

Наклонившись, я лизал ее огромные твердые черные соски, сжимая полные груди, колышащиеся при моих толчках. Я поглядел ей в глаза, накачивая плотную манду, и произнес: «Какое же несчетное время я растерял, думая только о твоем нагом теле!» Мэнди спросила: «Но почему?», а я схватил рукою пригошню ее шелковистых светло-каштановых волос. Я терся о ее ноги, вставляя в неширокую письку, и ответил: «Ты дразнила меня, сука, но сейчас — всё, так как я собираюсь заполнить тебя собственной малафьей!»

Я наклонился и просунул одну руку под ее оголенное бедро, впившись в пухлую жопу. Другая моя рука, сжимавшая ее бедро, стремительно переместилась на полную, подпрыгивающую грудь. Я сжал большой черный сосочек Мэнди тогда и начал спускать в нее. Она задыхалась, когда я толкал моего петушка поглубже, выдаивая малафью в тесноватую дырочку. Я прилег сверху на ее безвольное тело на несколько минут перед тем, как мой съежившийся член выскользнул из ее щели. Я поглядел ей в лицо и произнес: «Спасибо, Мэнди.»

Я поднял ее стринги и положил их в задний кармашек. Потом достал свою пушку и, уперев ей в голову, произнес: «Если ты скажешь кому-нибудь либо пойдешь в полицию, я убью тебя.» Она затрясла собственной головкой и дрожащим голосом ответила: «Да, я понимаю». Я добавил: «Не дразни меня больше, потаскушка, может быть, мы повторим это снова.» Она помотала головой, в попытке сказать «нет». Я нажал пушкой на ее висок и произнес: «Шлюха, даже не думай, что ты в безопасности. Мы создадим это опять.»

Она рыдала, пока я застегивал штаны. Я улыбнулся, гордо вышел из раздевалки и пошел к машине. ..Некое время после чего я насиловал Мэнди еще по последней мере 4 либо 5 раз. А когда она мне надоела, я позволил собственному другу и неким знакомым,… в том числе чернокожим, насладиться ее оголенным телом и тесноватой белоснежной мандой…

Проститутка Виктория
+7 (966) 377-95-61
Возраст 24
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь 
Проститутка Сара
+7 (916) 519-75-88
Возраст 20
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь 
Проститутка Кристина
+7 (985) 542-13-06
Возраст 31
Грудь:
4000 руб./час 
12000 руб./ночь