Дачники

Категория: Традиционно

Уже не впервой я был на даче у собственного старенького знакомого Васи С. Сейчас я приехал не только лишь без повода, да и даже фактически без приглашения. Другими словами я знал, естественно, что меня там будут рады созидать многие его знакомые, которые с неких пор стали и моими неплохими знакомыми. Там было много радостных и хороших девчонок, с которыми я, конечно, желал опять увидеться. Итак, я приехал деньком, часов в 12 либо в час денька. Вася повстречал меня и небережно указал мне на место, где я был должен спать ночкой, но сделать это мне там так и не удалось… Но не будем забегать вперед. Итак, сейчас на даче было совершенно не настолько не мало народу, из большой компании осталось только пара ребят да столько же девчонок. Когда я вышел после ужина, часов в 8 либо в 8.30, меня около ворот уже поджидала одна девчонка по имени Оля. Видимо, кто-то из числа тех, с кем я уже успел пообщаться, произнес ей о моем приезде, вот она и пришла. Я знал, естественно, что она тащится с моих песен (сам я музыкант), по многим признакам несложно было додуматься, что ей любопытно со мной разговаривать. Не могу сказать, что меня она очень завлекала. Естественно, приятно, когда так обожают твои песни и все такое, но Оля не была таковой уж увлекательной женщиной, ну и в плане красы на даче у Васи были девчонки куда более «массивные», по последней мере, впервой. Хотя, естественно, она не была дурнушкой. Достаточно высочайшая, оформившаяся, 18-летняя женщина, с длинноватыми темными волосами… Но на даче, где все прогуливаются черт-те в чем, никакая сексуальность не кидалась в глаза за аморфными футболками, спортивными брюками и несуразными юбками.

Но вернемся к нашей истории. Итак, Оля подловила меня около ворот. «Пойдем, прогуляемся!» — произнесла она. Я не отказался. Мы прошлись по поселку, позже вышли за его пределы и достаточно длительно прогуливались вокруг. Васе было в принципе по фиг, он мог уйти и всю ночь бухать с друзьями в каком-нибудь заброшенном доме. Все же, он позвонил в 9.30 на сотовый и спросил, уж не потерялся ли я? Я ответил, что если бы я потерялся, то сам бы позвонил, и что я с Олей. Мы прогуливались до 10, позже стало уже как-то холодно (август все-же) и мрачно, и она произнесла, что мы можем пойти к ней в дом. Мы пришли. Дома никого не было. Оля произнесла, что ее мать уехала днем в Москву за продуктами и теплыми вещами и приедет завтра к вечеру. Оля показала мне комнаты, позже мы попили чай, согрелись. Оля показала мне свои кассеты, книги. Я вальяжно развалился на ее кровати, застеленной покрывалом. Мы снова стали говорить, она легла рядом. «Неужто она сама меня желает подклеить?» — поразмыслил я.

В следующие 10 минут мои «опаски» подтвердились. Она хитро и зачарованно смотрела на меня, что-то гласила, а позже я увидел, что она задрала свою юбку чуток выше, чем это положено девице, другими словами, может, юбка сама так задралась, но она не опустила ее. Я невольно бросил взор на ее оголенные коленки тогда и она еще выше подняла юбочку. Сейчас уже под ней ясно показывались ее розовые трусики. Я поглядел на нее и высказался так шутливо: «Ну, ты чего такое для себя позволяешь?». Для меня это все-же было внезапным и я даже поначалу не воспринял это серьезно, хотя, кончено, я возбуждался. Я легонько провел рукою по ее ноге, приговаривая: «Ну, как так можно?», но она вдруг собственной рукою накрыла мою руку и с силой повела ее ввысь, к бедрам и к трусикам. Я уже ничего не гласил, а только чувствовал ладонью ее жаркие мягенькие ноги, она еще посильнее прижимала мою руку к для себя. Я спросил в смятении: «Ты что, серьезно?». То, что вышло далее, повергло меня и совсем в «шок». Оля свалилась на колени передо мной, обхватила меня руками и, смотря снизу ввысь на меня, залепетала: «Да, милый… родной… я прошу тебя… я уже все… неуж-то ты не понимаешь?.. милый… я так желаю». Она чуть ли не рыдала. «Ну что ты?» — я улыбнулся и она прижалась ко мне.

«Прошу тебя, только одну ночь… милый…». Она, обезумев от охватившей ее страсти, уткнулась головой мне меж ногами а позже стала стремительно и торопливо расстегивать мне джинсы. Она сама достала мой член и стала лизать его и сосать, испуганно посматривая на меня, но я, видимо, смотрелся довольным, и она продолжала. Я, чтоб успокоить ее, стал лаского разглаживать ее по голове. Уже скоро после начала этих исступленных лобзаний я ощутил, что скоро кончу и попробовал вынуть член из ее жаркого рта, но она, оторвавшись на долю секунды, шепнула: «Кончай в рот! Я желаю проглотить…». Ее губки и теплый язык продолжали ублажать меня. Она делала это самоотверженно, засовывая член до конца для себя в гортань, и лизала мой ствол и даже яичка. Весь ее ротик был заполнен мной. Скоро я бурно кончил ей прямо в рот, и она, захлебываясь и стоная, глотала сперму. Она проглотила практически все и прижалась ко мне, дрожа всем телом. Позже она взяла в руки мой членис, и под воздействием ее пальчиков он снова начал получать твердость. Она неудобно стащила с себя юбку и футболку и осталась в одних розовых трусиках. Я не мигая смотрел на Олю. Я удивлялся, — я не задумывался, что она такая прекрасная, когда она была в одежке. На данный момент же она была совершенно другой. Две белоснежные грудки торчали вперед, логически завершаясь 2-мя остренькими сосочками. Вся ее кожа была ласковой и мягенькой, в особенности ее тонкий живот с вдавленным пупочком. Оля подняла руку ввысь чтоб распустить волосы и я увидел ее гладко выбритую подмышку. С распущенными волосами она вообщем совершенно преобразилась. Они доставали ей практически до попки.

Видимо, Оля сообразила, что сейчас уже я так возбужден, что не смогу не взять ее, потому она уже не просила меня ни о чем. Я сам посадил ее к для себя на колени и стал сосать и целовать ее груди, оставляя на ней огромные синяки засосов. Я даже немного покусывал ее набухшие и вытянувшиеся сосочки. Она была уже возбуждена до максимума, о чем гласило все увеличивавшееся влажное пятно от выделений на ее трусиках. Я попросил даму слезть и поставил ее на колени перед кроватью. Оля руками уперлась в кровать, а я своими руками раздвинул ее нежные ноги. Она сама посодействовала мне стянуть с нее трусики и я увидел нежно-розовую мякоть ее уже раскрывшейся киски. Губы были достаточно большенными и немного припухлыми. Я провел указательным пальцем меж ними и ощутил скользкую слизь ее секрета. Больше я ожидать не уже мог, одним движением я с силой вдавил член в нее и она немного вскрикнула. Оля была уже не девственницей. «Сколько раз ты это делала?» — спросил я. «Один… это было случаем…» — вроде бы оправдываясь, выдохнула Оля. У нее снутри было горячо и мягко. Оля стояла на коленях, вцепившись зубами в простыню, и ее груди раскачивались в такт движениям. Потом я перевернул даму и положил ее на спину поперек кровати. Оля задрала свои ноги и очень придавила их к груди. Я руками задерживал их в таком состоянии, в то же время погружаясь вновь ей во влагалище. Когда Оля утомилась лежать в таковой позе, она опустила ноги и обширно развела их в стороны, согнув в коленях. Я навалился на нее уже всем телом, она звучно и протяжно стонала и кричала, т.к. во рту у нее уже не было никакой простыни.

Сейчас ее груди дергались на ней из стороны в сторону, опять в такт движениям. Скоро я бурно кончил ей на животик, чуть успев вынуть член из тела девицы. Она тоже приблизительно в это время свалилась, обессиленная и размякшая. Мы забрались под одеяло (я — как был, в рубахе:) и она, немного отойдя после испытанного, поцеловала меня и произнесла: «Спасибо…». Она продолжала меня разглаживать и я тоже, засунув руку под одеяло, теребил волосы на ее лобке, просовывая руку меж ее ножек и крутил свои пальцы в ней, просовывая их вовнутрь ее тела. «Это было здорово…» — произнесла она, и добавила — «Если б ты знал, как мне надоело делать это с огурцами и помидорами…». Я поначалу даже не сообразил, а позже спросил: «Чего, серьезно, что ли?». Она произнесла, что девственности ее лишил в 16 лет один знакомый юноша, но это было больно и неприятно, а с тех …пор она нередко использовала для «этого» различные огурцы и даже помидоры «дамские пальчики». «Только не в коем случае никому не рассказывай это!» — произнесла мне Оля — «а то еще скажешь чего-нибудь девчонкам либо тем паче Ваське!». «Отлично», — отвечал я. Только при одном условии». «Каком??» — спросила Оля. «Ты на данный момент это все продемонстрируешь», а я поснимаю тебя на фотоаппарат!» — выдал бесцеремонно я. Она согласилась. Мы оба были уже заведенные, и Оля уже ничего, по-моему, не стыдилась. Она принесла с веранды два огромных огурца и помидор «дамский пальчик». Мы специально промыли их с мылом и облили кипяточком.

Сейчас они были не только лишь подходящими по форме, да и жаркими, как реальный член. Оля села на постели, прислонившись спинкой к стенке, и развела ноги в стороны. Позже она взяла огурец (длиной кое-где см 20) и медлительно, но уверенно ввела его практически до конца в свое влагалище. Стоная, она задвигала огурцом внутри себя и скоро бурно кончила, излив на простыню около 2-ух ложек собственных белоснежных соков. Но я совсем не собирался останавливаться. Сделав пару снимков на фотоаппарат, я уже вновь очень очень возбудился и сейчас уже решил отпустить все тормоза и использовать даму по полной программке, — в конце концов, она сама меня об этом попросила. Я подошел к ней и ввел раскаленный член ей во влагалище. При всем этом, немного повернув ее на бок, я с силой вдавил все тот же зеленоватый свежайший огурец в ее анальное отверстие. Ее аж подбросило от внезапной и, видимо, очень сильной боли, Оля закричала во все гортань и зарыдала, но я ощутил, что огурец прошел уже основательно в ее попу и позволил ей привыкнуть к этому новенькому состоянию. Потом я начал неистово крутить у нее в попке огурцом, сразу пытаясь двигаться в главном отверстии. Я кончил уже в 3-ий раз, но все равно не вожделел останавливаться. Сейчас я ввел в женское лоно красноватый помидор, длиной кое-где 10-12 см и шириной см как минимум см 7, не меньше. Я случаем чуток н утопил помидор в ее теле, но все таки она напряглась и мускулами влагалища вытолкнула его наружу. Он был весь скользкий от ее скользких соков. Я двигал «дамским пальчиком» в ней, и когда ощутил, что она кончает, то с силой сжал помидор пальцами, раздави его.

Красноватый сок с большой силой брызнул ей вовнутрь, ну и не только лишь вовнутрь — наружу тоже попало, — на живот, на лобок, на упругие ноги. Ее ноги были такие же тугие, как и тот помидор, пока я не раздавил его. Позже я кое-как выковырял самые большие остатки овоща из нее, и, повернув даму спиной, решил сейчас сам войти ей в попу. Оля уже еле стояла, но я все таки вставил в ее задний проход член. Отверстие ее уже приметно расширилось после огурца, потому ей было не так больно, к тому же я пальцами старался массировать ее клитор и половые губки. Я достаточно длительно двигался в ней и в конце концов кончил, выкинул струю спермы ей в кишечный тракт. Она была уже совершенно никакая, ну и я тоже, но все же, я и сейчас не тормознул.

Сейчас я собрался сделать нечто и совсем запредельное — пока она отдыхала, я принес из кухни длиннющий батон сырокопченой колбасы и произнес: «Смотри!». «Это еще что?!?» — «опешила», мягко говоря, Оля. Но я так и не ответил. Заместо этого я подошел к ней и, раздвинув ее ноги, практически ЗАТОЛКАЛ колбасу в ее вагину. Слава Богу, у нее там было еще влажно и потому Оле было не так больно. Все же она закричала от такового внезапного вторжения настолько большого предмета в ее тело. Слезы так и брызнули из ее глаз. Отверстие так очень расширилось, что я на мгновение даже ужаснулся, вроде бы там чего-нибудть не попортить, но она вроде не выказывала ничего ужасного, и я продолжил. Я двигал длинноватым и толстым батоном у нее в теле, стараясь не засовывать колбасу очень глубоко, но в определенный момент я ощутил, что он уперся во что-то жесткое, совместно с тем она взвыла от боли. Меня же это еще более раззадорило, и сейчас я стал практически ДОЛБИТЬ ей матку батоном колбасы, а палец неистово крутил у нее в попке, до того времени, пока, в конце концов, не принудил ее кончить, уже непонятно в какой раз, и сейчас она вообщем чуть ли не растеряла сознание. Я был сейчас просто без сил, а Оля с трудом (хотя и нередко) дышала, и была уже не способен не только лишь оборотиться, да и просто повернуть языком чтоб сказать чего-нибудть. Я поглядел на часы — было 4 часа утра.

Я погладил ее по голове несколько раз, она чуть слышно шепнула: «Да…», и в ту же минутку мы оба отрубились. Когда я пробудился, было 8 часов, но я здесь же снова опустился в некоторую полудрему, совсем проснувшись только кое-где в 8.30. Только тогда я вспомнил все, что было ночкой. 1-ая моя идея была, почему-либо — «ОНА Живая?». Я осторожно взял Олю за руку и потрогал у нее пульс. Но это было ни к чему — и так было слышно, как она мерно сопела во сне, уткнувшись носом в одеяло. В 10 она пробудилась. После бурной ночной оргии Оля даже не подмылась, так что пришлось делать это утром. Она вскипятила воду и промыла все что необходимо теплой водичкой. Я немного смущенно следил за этим: я был малость смущен — может быть и не стоило все это делать ночкой? Но нарастающее возбуждение гласило об оборотном. В этот момент у Оли зазвонил мобильник.

Я принес ей его из кухни и она, еще не одетая, бодро рапортовала маме, звонившей из Москвы: «Да мам! Все нормально!.. Только-только встала. Скоро буду завтракать», и все в таком роде. Виброзвонок в ее телефоне навел меня на идея, что можно было бы учинить еще кое-что «запрещенное». Когда она уже желала одеваться, я подошел к ней и, обняв за шейку, повалил на кровать. Я взял ее телефон и отключил на нем все звонки, оставив только вибросигнал. Позже я позвонил со собственного телефона ей, и когда ее телефон самоотверженно завибрировал, я разжал ей ноги и воткнул его в ее пещерку. Она поначалу поморщилась, но уже через минутку бурно кончила, залив трубку своими соками. После чего ей снова пришлось подчистить киску еще неостывшей водой, после этого женщина наконец оделась и нормально причесалась. Она произнесла мне много хороших слов и попросила еще когда-нибудь приехать. Я же в свою очередь тоже попросил ее никому не говорить о нашей оргии и скоро попрощался, чуть ли не забыв собственный фотоаппарат. Когда я пришел к Васе за вещами, он, только-только вставший и сейчас поглощавший завтрак, спросил, где это я пропадал всю ночь? «Да там, с Олей болтали, песенки я ей пел — ты ж знаешь, она любит…» — обширно ответил я. «А…» — он понимающе покивал головой. Я поблагодарил Василия за оказанный прием, попрощался и пошел к станции. Я успел на электричку в 12.28 и всю дорогу вспоминал нашу оргию. Уже в два часа денька я был дома.

08-09 августа 2003 г.,

Ближнее Подмосковье.

Проститутка Жанна
+7 (985) 036-40-16
Возраст 25
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь 
Проститутка Элина
+7 (929) 592-41-94
Возраст 26
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь 
Проститутка Лиза
+7 (985) 003-19-81
Возраст 18
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь