Анальное Сафари

Категория: Экзекуция

На данный момент, через столько лет, я могу поведать о том, что вышло со мной в одной южно-африканской деревушке, куда я поехал в поисках приключений. Каждый денек я и мой проводник Лари ездили на охоту на антилоп. Разрешение у нас было, так что мы принимали все, как прогулку. Пока в один прекрасный момент, уже к ночи, наш «Ровер» не заглох. Идти вспять за помощью было нереально.

Темнело в этих местах стремительно. А ночевать в прерии это понимаете, уж очень.

Вдруг, Лари кликнул, указывая на огни вдали:

— Эй, там поселок!

И мы пошли на огнь, хотя это было тупо идти к аборигенам ночкой.

— Тут мирные племена, — успокоил Лари. — Но будем аккуратны.

В деревне, похоже, был праздничек. Размалеванные грязюкой, в ярчайших тряпках мужчины плясали у костра. Девицы в стороне посматривали на нас и улыбались. На их были только пестрые юбки, и черные груди всех размеров торчали и свисали, притягивая взор.

Большой толстый негр кликнул нам что-то. Лари ответил ему, и тот расплылся в ухмылке, когда Лари протянул ему собственный ножик.

— Это подарок. У их праздничек весны. Новый год, по-нашему. Плохое время для гостей, нужно сказать.

Мы прошли и сели у костра.

— Смотри, — вдруг толкнул меня Лари.

Посреди круга стояла большая клеточка, и в ней была белоснежная хрупкая фигура.

— Откуда тут белоснежная женщина? — опешил я.

— Нет, это мальчишка. — И он был прав. Сжавшись в комок, парень, практически ребенок, смотрел из-под светлых перепутанных волос.

Мы подошли ближе. На пленнике практически не было одежки, только клочки, прикрывающие его ноги. Он посиживал, обхватив колени, а вокруг чернокожие тыкали в него буковыми палками, чтоб вынудить двигаться, смеялись и плевали, пытаясь попасть ему в лицо. Одна древняя жирная негритянка достала собственной палкой до его спины и хлестнула по ней. Остался красноватый рубец, худенькое плечо вздрогнуло.

— Мы должны ему посодействовать, — воскрикнул я.

— И попортить им праздничек? Нет, это уж без меня, — ответил Лари. — Их здесь человек 70.

В это время высочайший негр открыл дверь и вошел в клеточку. Он махнул рукою, и еще двое, один юный, крепкий с плоскими ноздрями и проколотым ухом, а 2-ой постарше с круглым пузом, вошли за ним. Застучали тамтамы. Все столпились вокруг, прижав нас впритирку к клеточке. Мальчишка вскочил. Он очевидно не ожидал ничего неплохого от этой кампании. И был прав. Высочайший, наверное, главный развлекатель, схватил его за руку, но тот выкрутился и стукнул чернокожего ногой. Двое других, Здоровяк и Пузатый, кинулись и закрутили руки мальчугана вспять. Я лицезрел, как он вырывался, но удар в животик принудил его успокоится.

Я смотрел, зачарованный, как нагое, уже не детское, но еще не зрелое тело билось в судорогах, когда Высочайший подошел и сорвал ту тряпку, что прикрывала половые органы. Он засмеялся и стал мочиться на тряпку. Все вокруг заорали, а долговязый поднес тряпку к очам мальчугана и вытер о его лицо. Он желал запихнуть тряпку ему в рот, но зубы парня были сжаты. Долговязый взял ножик, чтоб их разжать, но ничего не выходило. Тогда он стукнул его по лицу. Показалась кровь. Те двое, что держали руки парня, стянули его запястья веревкой, и Здоровяк пнул его ногой в зад. Без помощи рук малыш не удержался и свалился на колени, с силой ткнувшись в ноги Высочайшего. Тот что-то произнес.

— Что он гласит? — дернул я Лари.

— Он гласит, что на данный момент проткнет дупло в белоснежной жопе. Да, этот блонди прочно влип.

Малыш Блонди пробовал встать, но от этого его попка только приподнялась выше, и я мог созидать его дырку и под ней мячики яиц. Совершенно без поросли. Здоровяк тоже мог это созидать. Он подошел и развел полушария белоснежного зада и смеясь показал всем, как он на данный момент им воспользуется. Блонди дернулся.

Лари перевел вопль негра:

— Стой тихо, собака!

Здоровяк сорвал с себя одежку. У него был толстый узловатый член, фиолетовый, практически темный. Здоровяк пощекотал анус собственной жертвы и стал вводить этот шланг в попку собственной жертве. Там было очень узко, но он пыхтел и работал сильными ягодицами. Спина Блонди напряглась, и я практически ощутил, как ему больно. Он весь подался вперед, выдыхая воздух в беззвучном хрипе, и, напоролся ртом на большой эрегированный хуй Высочайшего.

Сейчас он будто бы попал в капкан. Сзади его анус распарывал толстый вздутый член. Здоровяк хлопал рукою по заду парня и всаживал, всаживал собственный темный хуй взад-вперед, напрягая потное тело. А я был уверен, 100 для Блонди это 1-ый раз. Он тянулся связанными руками к собственной бедной пятой точке, рвался то вперед, то в сторону, но Здоровяк обхватил его тонкое тело своими лапами и ляжками. А впереди Высочайший запихнул член до самых яиц в гортань мальчугана. Чтоб закончить пробы сжать зубы, Высочайший уже успел томным кулаком вышибить фронтальные резцы и разбить губки Блонди. Кровь и сперма душили мальчугана, но он сосал схожий на большой гнилостной банан член, а зад его горел, под поршнем Здоровяка.

Когда его отпихнули, кончив, он свалился. Его вырвало.

Я удивлялся терпению этого мальчугана. Два больших самца с зловонными, не знавшими воды хуями, трахали его, а он даже не застонал. И на данный момент он не стонал, а только пробовал унять боль в анусе, сжимая ноги. Но здесь в игру включился Пузатый. Ранее он просто стоял, подрачивая себя, а здесь подошел, взял член малыша в кулак и сжал.

Удерживая его так, он принудил Блонди встать и достал какую-то коробку с мазью.

— Что это? — Спросил я у Лари.

— Не знаю. Может, вазелин.

Но это был не вазелин, как я позже вызнал. Это был красноватый перец. Если натереть этой дрянью чувствительную кожу, будет таковой зуд, как у часоточного. Пузатый стал натирать мазью член и мошонку малыша.

— Сейчас, — произнес он, — ты будешь умолять темный парней и баб почесать твой хуй, но каждое прикосновение, будет наращивать твои мучения.

Он натер также анус Блонди и они втроем привязали его в углу клеточки так, чтоб просто было достать всем желающим.

— А сейчас, он ваш, — кликнул Высочайший.

Масса опять взвыла.

1-ые три минутки мне казалось, что ничего не поменялось: Блонди стоял молчком, масса не двигалась. Но скоро мальчишка стал демонстрировать беспокойство. Он содрогался, двигал бедрами и приседал, расставив ноги так, что его член подрагивал. Все следили за этим спектаклем с ухмылками на лицах. Когда малыш запамятовал стопроцентно про собственный стыд и стал тереться промежностью о прутки клеточка, древняя негритянка, та, что стукнула его, подошла и провела собственной палкой у него меж бедер. Блонди вздрогнул, застыл. Он ожидал еще, он жаждал еще. Утратив стыд, он сейчас задумывался только о жарком зуде меж ног, где красноватый перец въедался в нежное тело. Негритянка опять пошеркала палкой, сейчас посильнее, около самого очка. И Блонди застонал в первый раз. Он сам насаживался на эту палку, он трахал себя ею, надеясь на облегчение, но оно не приходило. Прямо за старухой подходили другие. В главном дамы. Они трогали мальчугана пальцами, палками с пухом на конце, ветками. А он извивался и практически вопил от боли в распухшем …красноватом члене, яичках, анусе.

— Хватит, — услышал я его стон.

Высочайший негр тоже услышал, ухмыльнулся и спросил:

— Что ты сделаешь, чтоб я посодействовал для тебя?

Малыш молчал.

— От ожога кожа трескается и слазит, — произнес негр. — Если оближешь мои ноги и зад, для тебя сделают лучше. — Он усмехнулся: — Да?

— Да, — выдохнул Блонди.

И здесь я ощутил, что не против быть на месте этого негра. Другими словами, я жалел мальчугана, с его ласковой кожей и уже сейчас широким торсом, но нагие ягодицы, исцарапанное тело принудили мой член натужиться.

А негр сел малышу на лицо собственной широкой темной жопой.

— Вот так. Лижи. — Приговаривал он.

Вдруг все услышали звук пердежа. Он пердел, сидя на лице белоснежного мальчугана, и тот дернулся под ним от омерзения, но в это время негр потер ему член, и боль и зуд принудили Блонди продолжить.

Когда он встал, на его лице были карие полосы.

— Собака, лижи мне ноги!

И Блонди стал на колени. Он обсасывал пальцы долговязого, отставив зад, а в это время Здоровяк и Пузатый позвали дам:

— Эй, кто желает подмыть собаку?

Вышла юная грудастая негритянка.

— Я.

Она взяла тряпку и кувшин и стала мыть член мальчугана. Он так и стоял раком, облизывая грязные стопы Высочайшего, а дама терла его член и дырку. Он дрожал от облегчения. Зуд уходил от холодной воды, когда эта стерва выхватила солидный кусочек древесного бруска и загнала его в издерганную попку мальчугана. Я рванулся к клеточке. Не способен сдержать вопль, Малыш полз по земле, оттопырив зад, а все смеялись. Брусок торчал снаружи см на 15, но большая его часть была снутри, распирая очко малыша.

Вогда мы ложились спать в хижине, Лари произнес:

— Это еще не конец. Еще 4 денька праздничка.

И захрапел.

Я не мог заснуть. Поначалу подрочил малость, стараясь не делать шума, но это не посодействовало. Я встал и вышел.

Около клеточки никого не было. Я подошел поближе и позвал:

— Эй, малыш. В ответ раздался приглушенный стон. Они так и не развязали ему руки и не вынули брусок. Добравшись до того угла, где он лежал, я сумел достать до него рукою и тронуть за плечо.

Он дернулся, как будто его стукнули.

— Не страшись, я помогу.

Я попробовал открыть клеточку, но там был таковой хитроумный замок-узел.

— Нет, — услышал я шепот, — они нас догонят, будет ужаснее.

— Я желаю посодействовать.

— Дай мне воды.

Я принес воды и обмыл его кровавое лицо, опять чувствуя, как натужился член.

— Давай достану брусок.

Он только негативно мотнул головой.

— Больно? — спросил я.

— Не гласи никому, — услышал в ответ.

Просидев с ним еще два часа, я вызнал, что он попал сюда как и мы во время сафари неделю вспять. Поехал один. И Высочайший взял его для себя, а когда он возжелал убежать, посадил в клеточку.

Завтра утром его на цепи вывели из клеточки. Сейчас был общий дени. Это означает, все кто желает, могут воспользоваться его телом. Утром стояла длинноватая очередь из полуголых самцов и самок. И сейчас малыша поставили раком, подсунув под животик подпорку. Так его анус, его член были на виду. Я тоже пришел поглядеть. Высочайший вытащил брусок из зада и здесь же воткнул туда собственный хуй. Он двигался стремительно, нередко дыша, и кончил, заливая спину мальчугана беловатой жижей. И пошло: нагие темные зады, который он лизал, толстые хуи во рту и попке. Попеременно и совместно. Дамские пальцы, теребящие ему член. Они так намяли его, что он стал мочиться. Все вокруг засмеялись, а одна женщина взяла член в руку и сжала, перекрыв струю.

— Не сцы, — скомандовала она и отпустила руку.

Он сдерживался, но моча текла, тогда женщина изо всех сил стукнула его туда. Он сжался. Привязанные руки. Подпорка не дали ему унять боль. Так он и стоял, с чужим хуем в жопе, истерзанный, заебаный.

За денек его имели человек30 парней и 20 баб, и к вечеру в его анус можно было запихнуть руку. Очко с подтеками крови и спермы стало большущим. Весь в сперме, он уже не стонал, только дергал задом, когда его пронзал новый темный член. Опять и опять.

Вечерком я снова пришел к нему. Он был без сознания, во дворе на цепи. Я приподнял его голову и смочил водой губки, отер лицо. Он вздохнул.

— Блонди, Я помогу для тебя, — произнес я.

Своим носовым платком я отер кровь с царапин и смазал их мазью. Потом я коснулся его раздолбанного очка. Он вздрогнул:

— Хватит.

— Да, Блонди, я только смажу.

У него и правда была теплая кожа. Я поглядел на разбитое, когда-то прекрасное лицо. Я держал его за плечи и задумывался, как вытащу его отсюда, заберу с собой. Назавтра мы собрались уходить. Но поначалу я пошел к Высочайшему, наверное он самый главный у их, а у меня была просьба:

— У нас праздничек, белоснежные люди. — Ответил он. — Но это не означает, что если вы желаете подарок, вы его получите. Нужно заслужить. Вам приглянулся наш Попрыгунчик. Отлично. Он уйдет домой, но у нас праздничек. Вы будете заместо него. Лари как закричит:

— Еще чего!

— Тогда вы уйдете, а он нет.

— Пошли, Ник. — Оборотился Лари ко мне.

— Но только когда сделаете мне приятно, — ухмыльнулся Высочайший.

— Это еще какую!

— Попытайтесь нашего Попрыгунчика.

Вот этого я не ожидал. Мы было развернулись, чтоб уйти. Но двое черномазых ребят стояли с нашими ружьями. Они их стащили.

— Лари, я не буду.

— Будешь. Либо ты его трахнешь, либо они тебя.

— Но он же практически совершенно мальчишка.

— А для тебя девченку? Ну, уж извини.

И пошел к Блонди. И я пошел за ним.

Блонди стоял, как вчера, на распорке. Его облили водой, и сейчас малыши колупали его тело веточками, а какая-то старуха, прилепившись к лицу мальчугана, возила влажным растянутым клитором по его губам.

— О-о, — стонала она.

Высочайший прогнал ее.

— Выебите дырку.

И я увидел глаза Блонди. Отекшие от побоев, голубые, они смотрели на меня. А я собирался сделать то, что ранее делали только темные трахальщики.

— Я осторожно, малыш.

— Пошел ты на хуй! Пошел ты.

Он повторял это разбитыми губками, пока Лари не загнал ему в рот собственный член, запихивая по самые гланды. А я осторожно ввел собственный сзади, но не способен сдержать …возбуждения, ускорил темп.

Я драл его зад, но он стал очень широким. Я лицезрел, что Лари дернулся, брызгая спермой на лицо, на глаза мальчугана, но я не мог тормознуть. Узкая кожа, запекшаяся кровь и кровь из его очка-все это заводило меня, и я, в конце концов, остервенело рванул его жопу на себя и кончил, вспомнив, как темные хуи мочились на него, как он лизал жопу долговязому. И как я смазывал это очко мазью.

Лари только поглядел на меня и улыбнулся. Все другие тоже смотрели. Мы уходили, я обернулся и увидел, как малыши привязывают камень к мошонке Блонди.

Проститутка Милана
+7 (968) 776-18-21
Возраст 35
Грудь:
3000 руб./час 
12000 руб./ночь 
Проститутка Карина
+7 (926) 799-96-81
Возраст 25
Грудь:
3000 руб./час 
15000 руб./ночь 
Проститутка Дина
+7 (929) 593-32-85
Возраст 22
Грудь:
3000 руб./час 
15000 руб./ночь